* * *

Всех растерял. Забыл про всё. Всё чисто.
Какая-то посудная тоска.
И этот взгляд винилового диска
На цифровой носитель свысока.

Рассудок мой – на ветке канарейка,
О том, о сём поёт себе чуть свет.
А в душу глянешь – там узкоколейка,
Где старых полустанков больше нет.

Окурки сжаты, усыхают фрукты,
Диван продавлен, вянет нотный лист.
Меня тревожит музыкой абсурдной
Из-за стены сосед саксофонист.

Дождём февральским наши дни прижаты
К поверхностному виденью зимы.
Зима уходит. Мы не виноваты.
И никому на свете не нужны.

Не смея обернуться-улыбнуться,
Как пленные, уходят в вечность дни,
А пустота пытается вернуться
С повадкою навязчивой родни.

И всё-таки долой шарфы и шапки,
Простудный голос и медвежьи сны,
Следы в снегу, похожие на тапки
Для нежной ножки девочки-весны.

Кальсоны, поднадетые под брюки,
Нелепыми покажутся вот-вот.
И пьяный воздух, взятый на поруки,
Тебя за руку дальше поведёт.

Содержание