* * *

Глубиной не станет сил пройти.
И уже водою полон рот.
По верхам исхожены пути.
Снова на пороге новый год.

И шарахаются по углам
Идеалы. И в глаза – песок.
Поздравляют. Хохот. Шум и гам.
Предлагают с вишнею кусок.

Близкие, наверное, поймут
Одинокость в этой суете.
И простят неряшливость минут,
Но повиснут всё же на хвосте.

Пили чай. Болтали чепуху.
И ныряли в город по утрам.
Кот линял. Я тоже был в пуху.
Целовал какую-то мадам.

Надевал бюстгальтер, словно шлем.
И ласкал, как будто наугад.
И желал изящества взамен.
Нас кружил безумный маскарад.

Дни стекали, словно по лицу
Управдома пьяная слеза.
Всё живое двигалось к концу.
Было грустно – и не рассказать.

И казалось – если умереть,
Все поймут, каким ты парнем был.
А ещё желание взлететь,
Оторвавшись в школе от перил,

Лишь мгновенье в воздухе паря,
И какой там к чёрту аттестат,
Если в сердце столько сентября,
Если так глаза твои горят.

Всё прекрасно. Вечность впереди.
И ещё всерьёз никто не пьёт.
Так легко. Так радостно идти.
Кто ловчее – может и дойдёт.

Может потому я потерял
Свой в рассрочку купленный билет,
Что троллейбус мой маршрут не знал,
Заблудился и запутал след.

Может потому я позабыл
Что-то очень важное опять,
Всех, кого так нежно я любил
И кого не в силах вспоминать.

Содержание