* * *

Дождь идёт. Все равно февраль
Лезет марту в карман пальто.
И, конечно, конечно, чего-то жаль.
И, конечно, конечно же, всё - не то.

За стеклом сосулькой торчит градусник,
Чистый спирт в нём по цвету похож на вино.
Я на барахолке покупал себе парусник.
А купил игрушечное веретено.

Дым табачный на кухне стоит и стоит.
Я опять с ним один на один.
Старый год вероломно был мною убит.
Но спрятался под диваном фарфоровый арлекин.

Время летит, останавливаясь на чьих-нибудь похоронах.
На поминках уже смеются к шести утра.
Но какой там, скажи на милость, безумный страх,
Если бесстыдство – норма, кричат «ура!».

И что тебе нужно. Да ничего.
Чтобы не трогали просто, пока тверёз.
Да ты, брат, нализался, как беглый гном,
Запивая водку рассолом слёз.

Содержание