* * *

В три усну.
Будут сны толкать меня, сутулого, скрюченного, в бока.
Как старика.
Ты согрелся? Подъём.

* * *

Летнее небо дымно и медленно
Наползает на город мой.
Всё проходит. Плакать не велено.
Всё проходит. Иди домой.

Шелестят дураку на потребу
Чётки слов от утра до утра.
Как хотелось лететь по небу,
Голубем пасть в пасть двора.

Слышишь, как шарик воздушный
Лопнул в руках старика.
Всё проходит. Плакать не нужно.
Всё пройдёт. Отдыхай пока.

Дым закроет наш мир равномерно.
Нежности нашей пугливый зверёк
Будет скитаться по нашим венам,
Будет себя запасать впрок.

И на сыром полустанке сердца
Будет ловить за волной волну,
Будет считать второпях килогерцы
В наших полях. И тогда я пойму –

Господи, я же не виноватый.
Я же не этого вовсе хотел.
Шорох. И гаснет окурок горбатый.
Руки лежат в ожидании дел.

Я и не думал, что битая карта –
Наша любовь, что похожа она
На постояльца с обширным инфарктом.
Сделай хоть что-то – отступит вина.

На сердце муторно. К чёрту искусство.
Сможешь – вериги безумства надень.
Плачешь. И так выразительно пусто.
Только мелькает косматая тень.