* * *

Тёплая вода в бутылке пластика –
Словно глицерин – ненастоящая.
Солнце плавит на дороге мальчика –
Лысого и зрелого товарища.

Продают цветы и цветы разные
Шариков, игрушки и мороженое.
И жара своим однообразием
Из пустого катится в порожнее.

Изнываю в ожиданьи вечера,
Как в мультфильме, где туман да ёжики.
Были на четверг дела намечены,
Только снова не случилось дождика.

У соседей зацвела акация.
Не даёт, проклятая, покоя.
Где ты, ночь, с дорогою на станцию?
По задворкам путь короче вдвое.

* * *

Это упрямое пенье стихов –
Утром и вечером, изредка в полдень.
Образы. Лето. Жарко в Господнем.
Благо, стихи обойдутся без слов…

В пальцах сигара упрямо дымит.
Вот на губах шевельнулась улыбка.
Мысли бегут, как трусливые рыбки,
Если услышат про динамит.

Так на роду написали тебе:
Всё не настроено, не состоялось.
Просишь у Бога самую малость –
Чтоб не толкали тебя при ходьбе.

Пьяный, в квартире, один, без друзей,
Снов, полуснов и видений нарезка.
Это мельканье – до ряби, до треска…
Стану мечтать о судьбе егерей.

Даже повериться где-то на миг –
Еле заметною тайной тропою
Выйду когда-нибудь я к водопою,
Бука, медведь, одинокий старик…

И, не смотря на желанный побег,
Буду в плену нелюбезной отчизны.
Туфли любимые, перстни и линзы –
Замшей начищу. Выпадет снег.

В белой рубахе в полночном саду
Ждать – не дождаться цветения вишен.
Если тобою я буду услышан,
Я и тебя за собой уведу.