* * *

Прости меня, прости, здесь слишком много воли
Для сердца бунтаря. В плену песчаных грёз,
Как выяснилось вдруг,  вольнее поневоле.
На спинах «дикарей» искрят кристаллы соли.
Немолчный треск цикад. И ветер жжёт до слёз.

Чтобы унять во рту тотальный привкус глины,
Глотаю сладкий дым горчащих сигарет.
Мне память расставляет невидимые мины.
Один неверный шаг – и всё, гуляй, рванина.
Тебе уже не светит ни храм, ни минарет.

Заранее привык за всё просить прощенье.
А то ведь, говорят, у мёртвых сраму нет.
И чувствуется, в век сплошного просвещенья
Принять мне предстоит последнее решенье –
А стоит жечь свечу, когда отключат свет?

Содержание